naperovskom

Categories:

ПОВОРОТ ПО-КАЗАНСКИ

Мы тосковали по отпуску. Однако не получалось. В сентябре, например, пришлось отложить поездку в Крым.

Вспоминая добрые впечатления от отпуска в Калининграде, отправились в Казань, причем на поезде, а не на машине. 10 февраля у Ирины день рождения. Такой получился подарок. Было холодно, так же как сейчас ниже двадцати, но отменять поездку не стали и правильно. Впечатления от Казани были столь яркими, что мы по-настоящему отдохнули.

Выехали из Ростова в воскресенье 7 февраля, вечером пересели на барнаульский (Екатеринбург) поезд. На рассвете приехали на Вокзал «Казань-северная». На карте город воспринимается как будто он южнее Москвы, а на самом деле находится на ее широте. Новый чистый вокзал и такое же чистое метро. Ире татарский язык напомнил турецкий, дизайн станций тоже с восточным вкусом. Тем не менее было очень холодно на улице и ветрено. Добрели до ближайшей церкви, передохнули, согрелись поставили свечки. По счастью наш отель был прямо на той же улице и нас там любезно заселили, что было очень кстати, сбросить вещи, вымыться после душного поезда, немного отвести дух.

Казанский кремль рядом со станцией метро. На открытой площадке зубы сводило от холода, но несмотря на это экскурсоводы навязчиво, по-восточному, предлагали нам услуги. Украшением кремля является новопостроенная в 2006 году мечеть, мы пошли туда. Здесь бабки напомнили наших церковных старушек, настолько недоброжелательно нас встречали. Туристов в мечеть не пускают, для них сделали специальные балконы, можно даже не разуваться.

Сразу скажу, что мечеть Кул-Шариф мне понравилась. Через витражи светило яркое солнце. Несмотря на слухи на строительстве явно не воровали, продумали и проплатили всякую мелочь, люстру из богемского стекла, лепнину, мозаики, литые детали. Признаюсь, что редко вижу в культовой архитектуре такую гармонию. В здании мало историзма, то есть прямых цитат, при этом гадкого ощущения современности не возникает. Последний раз я удивлялся до слез в главном соборе Тбилиси. Посмотрев немного выставку каллиграфии, мы взяли экскурсию по музею истории ислама и волжских цивилизаций. Надо же услышать, что они сами о себе говорят. Молодую девушку в платочке я поймал на паре исторических несуразностей, но мы расстались без ссоры, поняв, что ислам все равно у каждого свой.

Место здесь красивое, вдали от куда шел ветер Волга, справа также широко разлившаяся речка Казанка. Много вокруг застройки, спортивные сооружения, многоэтажные дома. Ценить старый ландшафт здесь не хотят. Мы дошли до самого старого здания в городе, Благовещенского собора 1560-х годов, но он нас совсем не впечатлил. Мы поклонились мощам святителя Гурия, митрополита Казанского, немного постояли на смотровой площадке и быстро вернулись в восточное кафе «Мархаба», где утром ели дорогие, но очень свежие пирожные.

Передвигались от квартала к кварталу. В морозной дымке пешеходная улица Баумана казалась огромной. Мы нашли шляпный магазин и огромную Петро-Павловскую церковь, построенную как раз к пятидесятилетию Петра I. С высокого крыльца было видно всю Казань, Волгу и холмы на ее берегах. Солнце заходило в чистый горизонт и тем не менее, местные экскурсоводы несли свою службы, как поется в песне: «В любую погоду, мы знанья несем народу». Свой обет прийти в эту церковь на службу мы исполнили в другой день. Через час мы ехали в баню №5, где по словам таксиста мылись все, пока жили в бараках. После двухчасового сеанса, мы еще пару часов сидели в азербайджанском ресторане при бане со вкусной и дешевой едой.

Экскурсионную и культурную программу составила Ирина. На вечер вторника у нас были куплены билеты на Травиату в Оперном театре. Утром же пошли в Казанский Федеральный университет. Это было неожиданно, я даже шел нехотя. В итоге мы прошли три экскурсии, истории учебного заведения, где недолго учились В.И. Ульянов и Л.Н. Толстой, этнографическую и зоологическую коллекции. Первую экскурсию вела девушка, ее вместе с нами слушали кубинские студенты, другие две — преподаватели. По зоологии от раковин до млекопитающих мы шли два часа. Коллекции эти сложились до революции, со старыми этикетками. Словно в фильме «Ночь в музее» казалось, что экспонаты оживают после рабочего дня. Это была феерия подлинности, в отличие от скучных для нас «интерактивных» музеев, которые в Казани тоже довелось видеть. Итак, мультимедийность, конечно, хорошо, но она не заменит общения с подлинными предметами и коллекциями.

Вечером, мы едва успели переехать и переодеться в театр. Ах, театр! По добротности и блеску он мне напомнил мечеть. Хрустальные люстры. Крепкие дубовые кресла со свежей обивкой. Позолоченная лепнина с ненавязчивыми национальными мотивами. Мрамор там, где надо. Не экономили нигде, даже в туалете. Даже если воровали, как поговаривают из федерального бюджета, то воровали на совесть. У нас так не умеют, немного завидно.

Солировала солистка Мариинского театра, по словам жены, она вытянула все представление. На самом деле мы оба были впервые на опере, жена повезла для этого туфли и новое платье. По мне пели хорошо, на итальянском. При появлении Жермона я вспомнил сюжет, мы смотрели как-то экранизацию. Больше всего мне понравился оркестр. Играли завораживающе, точно и громко. Мы много теряем, не слушая живую музыку. Лучше поздно, чем никогда!

Из Казани мы уехали в пятницу вечером. Ходили в концертный зал при филармонии, в знаменитый Казанский монастырь, где в конце XVI века, в земле обрели знаменитую на всю страну Казанскую икону Богородицы. Были на рынке, закупились местными сладостями и вкусностями, конской колбаской и копченой уткой. Были в музее чая, в так называемой Старо-Татарской слободе, где, как водится, не нашли ничего старого, но впервые в жизни попробовали кумыс. Здесь такой сюсюкающий водитель, то ли татарин, то ли мордвин показал нам поворот «по-казански» лихо развернувшись через двойную сплошную. Улицы в городе не посыпают гадостью как в Москве, выглядят они вполне по-русски. Нам наконец посоветовали правильную еду, это сеть ресторанов «Цех», где кофе стоит 30 рублей и на все остальное тоже адекватные цены. За вход следует заплатить повару 100 рублей до четырех часов вечера, потом двести, после семи вечера уже триста пятьдесят.

Успели зайти в музей художника Константина Васильева на главной улице, которая показалась не такой уж большой, чем в первый день, да и столовую, наконец, мы тоже нашли там приличную. В 1987 году на выставку Васильева стояли огромные очереди, я даже был там волонтером и много времени провел вместе с его работами. Мне понравилось, что жене его творчество пришлось по душе. Одаренный художник работал точно и тщательно, например, его пейзажи, можно смотреть под любым углом, они не бликуют, а краски положены мелко, как у старых мастеров. Его мифологические сюжеты будят воображение, вообще, людей он писал всегда только вместе с животными и растениями. Я рад, что его картины нашли здесь свое место, я и не знал, что он жил недалеко от Казани.

Мы вернулись в новеньком двухэтажном поезде и утром были в Москве. Едва перейдя Комсомольскую площадь, мы сели на ярославский поезд и уже в десять утра были дома. Мы не скучали, билет из Казани стоит всего тысячу рублей и у нас была разговорчивая попутчица.

Мы не были ни в Свияжске, ни в других окрестных монастырях, возможно что-то еще упустили. Было холодно для дальних поездок. Сюда следует обязательно вернуться.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded